Vojnik.org — Национальное Возрождение России
Vojnik.org — Национальное Возрождение России


Хук Справа

Пиано-бар

Русская Демография

Русский Образ

R-RADIO.ORG - Правое радио

Русский Донбасс

[нет]

Четники - спецназ короля

В статье рассказывается о создании перед Воторой мировой Войной первого на Балканах "спецназа" отдельных батальонов четников, их организации кратокм боевом пути...
Сначала аншлюс Австрии Германией, а затем резкое изменении военно-политической ситуации в мире после разгрома Польши заставили югославский генеральный штаб полностью пересмотреть свои прежние военные планы. Новый план, вошедший в историю как план «S», принятый в начале 1940 года предполагал в первой фазе возможной войны оборону пограничных фронтов а затем постепенное отступление вглубь страны за линию Уна-Сава-Дунай. Сам план не сохранился, но по рассказам армейского генерала Душана Симовича, возглавлявшего тогда Главный Генеральный штаб и одного из создателей плана полковника Генерального штаба Бранко Поповича, занимавшего во время разработки плана должность в оперативном отделе Генштаба, план «S» предполагал использование партизанских подразделений. Полковник Попович рассказывал, что военный план «S» предполагал «операции в виде глубокого маневра с опорой на частично укрепленные пограничные фронты, а затем на ряде сильных речных и горных линий с упором на то, чтобы армия как целое не раздрабливалась и не подвергалась уничтожению по частям. При этом принималась к рассмотрению и «герилья» на территории с которой отступили наши части». Генерал Душан Симович также отмечает, что план «S» предполагал действия партизанских отрядов в тылу неприятельской армии при участии пограничников, местного населения и жандармерии с опорой на военные склады, оставленные армией.
В январе 1940 генерал Симович был смещен со своего поста, а должность начальника Главного генерального штаба занял армейский генерал Петар Костич, под руководством которого был подготовлен новый военный план – «R-40», учитывающий вновь изменившиеся обстоятельства – итальянскую оккупацию Албании, нападение на Грецию и приближение Болгарии к «Оси». Этот план также предполагал использование специальных партизанских подразделений в тылу врага, чуть позднее этот план был сменен новым – «R-41», где партизаны также не были забыты. Так как Югославия не располагала сильными бронетанковыми и моторизованными частями (имелось лишь два танковых батальона, и одна механизированная бригада, включенная в состав третьей кавалерийской дивизии), то было решено, что специальные партизанские части будут не только выполнять задачи в тылу врага, но и парировать удары вражеских бронетанковых подразделений.
Руководствуясь этими задачами, военный и морской министр генерал Милан Недич 8 марта 1940-го года подписал приказ о создании «Четнического командования» («Cetnicka komanda»), возглавляемого бригадным генералом Михайло С. Михайловичем, ранее руководившим Школой резервных пехотных офицеров в Сараево. Генерал Михайлович считался умелым партизаном – он участвовал в партизанских операциях в Македонии и южной Сербии в 1911-1912 годах и на Солунском фронте 1916-1918. Начальником штаба «Четнического командования» стал майор генерального штаба Душан Анджелкович. По требованию заместителя председателя правительства и главы Хорватской Крестьянской Партии «Четническое командование» 10 июля 1940 года сменило название и стало «Штурмовым командованием» («Jurisna komanda»), так как название «четнический» отражает историю лишь одного народа и являлось якобы проявлением великосербского шовинизма и унижением хорватского народа. Лишь 1 апреля 1941 года, непосредственно перед началом войны приказом военного и морского министра «Штурмовому командованию» было возвращено старое название – «Четническое командование».
Что же имели в виду югославские генералы под словами «четнические боевые действия»? В секретном документе Главного генерального штаба «Наставление по четнической войне» от 1929 года приводятся основные отличия четников, в соответствии с которыми «Четническое командование» получило три основные задачи: - В том случае, если югославская армия в грядущей войне будет разгромлена, четнические подразделения должны стать организационной, кадровой и учебной базой для развертывания массовой партизанской войны. - На четнические подразделения возлагались задачи по действиям в неприятельском тылу, - от диверсионных операций до организации разведывательной сети с опорой на местное население. - Кроме того, четнические подразделения могли быть использованы и для охраны стратегических целей и высшего командования и использоваться с целью организации контрразведки, поиска вражеских шпионов, борьбы с диверсантами и парашютно-десантными частями.
Для решения столь разносторонних задач сербские «спецназовцы», должны были получить особое вооружение, снаряжение, а также проходить особую подготовку, отличную от прочих пехотных подразделений.
«Четническое командование» с момента своего создания располагалось в Нови Саде в Петроварадинской крепости и лишь перед войной, 1 апреля 1941 года было перебазировано в село Самаила под Кралево. Четники непосредственно подчинялись военному министру и лишь в вопросах военной подготовки – Верховному инспектору вооруженных сил. Командиру четников ставились следующие задачи: развивать у солдат дух самопожертвования, стремление быстрого и полного уничтожения врага, даже ценой жизни, руководить тактическим совершенствованием развитием подчиненных офицеров, развивать у них инициативу, а также следить за деятельностью подобных подразделений за рубежом и перенимать у них все то, что может способствовать улучшению организации, вооружения и подготовки четнических подразделений.
«Четническому командованию» подчинялось шесть четнических батальонов (по неподтвержденной сохранившимися документами информации планировалось создать до 14 батальонов). На территории каждой армейской области было дислоцировано по одному батальону. Первый – в Нови Саде, второй в Сараево, третий – в Скоплье, четвертый в Карловце, пятый – в Нише, а шестой в Мостаре. Формирование седьмого четнического батальона началось 1 апреля 1941 года в Кралево, но в связи с молниеносностью Апрельской войны так и не было завершено.
Каждый четнический батальон состоял из штаба батальона, штабного взвода, взвода связи и двух-трех рот. Первый и Третий четнический батальоны состояли из трех рот, а остальные – из двух. Штаб батальона состоял из командира батальона в чине майора или подполковника, заместителя командира – капитана 1-го или 2-го класса, интенданта, адьютанта, двух писарей и специалиста-оружейника. Батальонный обоз в мирное время состоял из двух автомобилей, четырех конных упряжек и трех коней, в военное время обоз должен был развертываться до 101 коня. В штабной взвод входили три противотанковых отряда, а также специалисты для «общих потребностей» - врачи, ветеринары, кузнецы и курьеры. Взвод связи стоял из телефонно-сигнального и радио-телеграфно-телефонных десятков. Четническая рота состояла из штаба роты, четырех взводов и «тыловой» части. Штаб – командир роты – капитан 2-го или 1-го класса, четыре офицера, унтер-офицер и три ординарца. Тыловая часть – трое посыльных, один конюх и один повар. Командир роты был освобожден от всех финансово-материальных обязанностей и посвящал свое время исключительно подготовке подчиненных к выполнению тяжелейших задач из области «четнической войны». Обычный четнический взвод состоял из командира – офицера в чине поручика или подпоручика, заместителя командира – унтер-офицера в чине старшего сержанта или сержанта и шести троек, в «тройку» входили капрал и два солдата. Итого взвод состоял из двадцати человек – офицер, унтер-офицер, шесть капралов и двенадцать солдат.
На службу в четнические подразделения принимались исключительно славяне: сербы, хорваты и словенцы. В первом, втором, третьем и пятом батальонах командирами и большей частью офицеров и солдат были сербы, в четвертом и шестом – хорваты, словенцы составляли приблизительно 10% от общего числа бойцов – четников. Особых инцидентов на национальной почве в частях «спецназа» зафиксировано не было, лишь в шестом батальоне отмечалось, что офицеры- хорваты в неслужебное время избегают общества офицеров – сербов.
Местное население Мостара, где располагался Шестой батальон негативно относилось к размещению у них данного подразделения в том числе и из-за названия «четнический» и символики в виде черепа на униформе. Офицеры-сербы часто жаловались на оскорбления со стоны местных хорватов, тогда как к офицерам-хорватам отношение было совершенно иное.
Так как четнические подразделения предназначались для проведения специальных операций, то и их вооружение отличалось от оружия обычной пехоты.

Специальный четнический (штурмовой) карабин был создан на базе экспортного карабина M 24 FN и короткой чешской винтовки. Четнический карабин носил обозначение M 24 CK, об этом оружии сохранилось крайне мало информации, неизвестно сколько их было произведено, но на основании анализа серийных номеров сохранившихся экземпляров можно предположить что всего было выпущено более трех тысяч экземпляров, сохранилось всего три карабина – по одному в Военному музее Белграда, Музее революции в Любляне и Музее фабрики «Црвена застава». Точно можно сказать лишь то, что производство карабинов на Военно-техническом заводе в Крагуевце началось не раньше мая 1940 года.

К этому необычному карабину прилагался и необычный штык с рукояткой, напоминающей турецкие кинжалы и в целом выглядящим как комитские Камы времен балканских войн из-за оригинальности облика иностранные авторы часто обозначают его как «нож гвардии короля Александра». Стоит отметить, что способствовал распространению этой ошибки и знаменитый отечественный специалист в области оружия А.Б. Жук, который в своей книге, переведенной на множество языков, обозначил штык как «гвардейский».
Для вооружения четнических подразделений в США было закуплено сто автоматов «Томпсон модель 1928» калибра 11,43 с магазином на 50 патронов и вертикальной передней ручкой по некоторым сведениям автоматы поступили в Югославию 12 апреля 1941, но до адресатов так и не дошли. Во время второй мировой эти автоматы, судя по фотографиям, использовали бойцы Сербского добровольческого корпуса.
На вооружении четников не было пулеметов или пистолетов-пулеметов, а также пехотных пушек и минометов, как в других пехотных частях Армии Королевства Югославия. Офицеры и унтер-офицеры были вооружены стандартным пистолетом «Browning M 10/20» калибра 9 мм, планировалась закупка в Германии пистолетов «Mauser C 96» с характерной деревянной кобурой, используемой и как приклад. Из ручных гранат на вооружении четников были четырехгранная граната модели «VTZ-Vasic M 12/25», гранаты яйцевидной формы «М 17/25», оборонительные гранаты «М 35» и наступательные гранаты «М1938». Кроме того, четнические части располагали значительными количествами разнообразной взрывчатки.
В состав каждого четнического батальона входило три мотоцикла с коляской немецкого производства «Zundapp» с двигателем 590 см3, для преодоления водных препятствий батальон располагал восемью резиновыми лодками немецкого производства, более никаких моторизованных средств передвижения у четников не было. Военное министерство планировало приобрести для четников итальянские «автокареты» типа «36Р», уже использовавшиеся аэродромными частями и механизированной бригадой Третьей кавалерийской дивизии, эти автомобили уже даже начали использоваться для подготовки четников в Нови Саде, однако из-за нехватки времени и денег это план реализован не был и четники вступили в войну с транспортом, состоящим лишь из нескольких немецких мотоциклов.

Предполагалось, что противотанковые отряды будут вооружены противотанковыми пушками, но до начала войны они в состав четнических частей так и не поступили, взводы связи не располагали достаточным количеством радиостанций, так что четнические батальоны вынуждены были «занимать» необходимое у подразделений связи пехотных полков с которыми они дислоцировались в одном гарнизоне.

Униформа четников также отличалась от формы обычной пехоты. Шайкача с кантом была одинаковой для офицеров, унтер-офицеров и солдат. Четнический китель изготавливался из серо-оливкового сукна, приталенный, но пошитый с расчетом на то, чтобы под него можно было одевать безрукавку или джемпер, горизонтальные карманы сделаны объемными для размещения снаряжения, застегивающимися на одну пуговицу. Пуговицы на офицерском кителе из полированного металла, у нижних чинов – из кости. У офицеров и унтер-офицеров на кителе пришивались погоны, обозначения чинов такие же, как и у прочих пехотинцев.
Брюки полуфранцузского кроя, с горизонтальными карманами, застегивающимися на две пуговицы, на генеральских брюках пришивались лампасы. Плащ-накидка длиной до колен, с капюшоном изготавливался из плотной непромокаемой ткани.
Офицерская шапка – из черного каракуля, а у унтер-офицеров и солдат из черной овчины, высотой тринадцать сантиметров, ширина нижней и верхней части шапки одинакова, верх шапки удлиненный, из черной ткани. На передней стороне шапки офицеры носили эмблему – череп и кости, а унтер-офицеры – герб.

Четники носили ботинки такие же, как и бойцы горных частей, но несколько легче, подошвы или подкованы или изготовлены из резины, чтобы не скользить в горах. «Опанки» черногорско-герцеговинского покроя носились летом при выполнении специальных заданий. Прочие элементы формы не отличались от пехотной, кроме наличия черного канта и четнической символики.

В связи со специфичностью поставленных задач бойцы четнических подразделений должны были пройти специальное обучение, так что их подготовка была длительной и сложной, обучение проходило крайне интенсивно, многофазно и на различных полигонах. Первые группы солдат, попавших в четнические отряды состояли из бойцов, завершивших базовую пехотную подготовку в своих родных частях с наилучшими результатами и потому по прибытии четнические подразделения сразу приступавших к специальной подготовке. Позднее рекруты поступали сразу к четникам и потому проходили пехотную подготовку в четнических частях. Первые группы бойцов прошли чрезвычайно интенсивную подготовку, продолжавшуюся с мая 1940 по апрель 1941-го. Упор делался на стрельбу, использование холодного оружия и преодоление водных препятствий. Четники обучались чтению карт, ориентировке на местности, рисованию схем местности и простейших панорамных снимков. В плане тактики особое внимание обращалось на подготовку засад, внезапных вылазок, а также борьбе с парашютными десантами .Зимой 1940/41 все четнические части прошли обучение по действиям в горах зимой и лыжной подготовке. Все четники обучались использованию разнообразных взрывчатых средств и вождению мотоцикла.
Завершающей фазой обучения была парашютная подготовка. По плану она разделялась на два этапа, в 1940 и 1941 годах. Первый этап охватывал обучение действиям во вражеском тылу после парашютного десантирования, этот этап обучения был успешно завершен в 1940-м году. Второй этап представлял собой непосредственно обучение прыжкам с парашютом с самолета, этому четники научиться так и не успели из-за начала войны. Парашютную подготовку завершило лишь небольшое число офицеров и унтеров, обучавшихся летом 1940 в Панчево, где располагалась парашютная школа, основанная 1 октября 1939 года. Одномесячный курс охватывал теоретическую подготовку, прыжки с вышки, построенной в 1938 году на белградской ярмарочной площади а, а также прыжки с парашютом из транспортного самолета.

Из-за нехватки времени бойцы четнических отрядов не прошли полный курс запланированной подготовки до начала войны в апреле 1941 года, также проблемой стала нехватка снаряжения. Из-за отсутствия противотанковых пушек обучение борьбе с танками не соответствовало первоначальным планам, бойцов смогли подготовить лишь борьбе с танками при помощи «подручных» средств – мин, гранат, бутылок с зажигательной смесью и создания препятствий. Нехватка телефонов и раций была несколько смягчена благодаря «помощи» пехотных полков, кроме того проблемой оказалась нехватка касок, - на складах их было вполне достаточно, но командование решило, что диверсантам шлемы ни к чему, позднее боевые действия показали ошибочность этого решения.


Впервые четники были продемонстрированы общественности на маневрах под Белградом 9 сентября 1940. На этих маневрах группа из десяти офицеров и унтер-офицеров, прошедших полную десантную подготовку и курс по выживанию в природных условиях, продемонстрировала действия диверсионной группы в тылу неприятельских войск. Четники десантировались при помощи парашютов «IRVIN KN» с переделанного под транспортник трехмоторного бомбардировщика «Avia Fokker F-39». Десант был проведен в районе «Монастырский лес» в Раковице под Белградом, четники десантировались без оружия и боеприпасов, они сбрасывались в тканых мешках со специальным парашютом (как и у германских парашютистов), при десантировании один офицер получил травму, однако четники полностью выполнили поставленную задачу и их действия были признаны успешными.
Летом 1940 года в Округлице под Сараево офицеры и унтер-офицеры-четники провели трехнедельный курс по партизанским действиям для членов молодежной организации «Соколы», кроме того, офицеры четнических подразделений проводили краткосрочные курсы по борьбы с диверсантами и парашютистами для частей, отвечающих за охрану аэродромов, военно-промышленных комплексов и коммуникационных центров в ходе курсов акцент делался на информировании о целях и составе т опыте использования диверсионных подразделений в ходе боев разгорающейся Второй Мировой, а также с наиболее эффективными тактическими приемами борьбы с ними.

В связи с резким ухудшением внешнеполитической обстановки в конце 1940 - начале 1941 года «Четническое командование» по приказу военного министерства интенсифицировало обучение и подготовку своих подразделений. После путча 27 марта 1941 года стало ясно, что войны с Германией не избежать, в связи с этим был отдан приказ об отправке рекрутов в четнические подразделения раньше, чем во все остальные части, чтобы в военное время располагать как можно большим числом людей, подготовленных к ведению партизанских и диверсионных действий. Одновременно было выявлено, что немецкая разведка проявляет особый интерес к размещению, составу, целям и вооружению четнических (штурмовых) подразделений (так в директиве Верховного командования Вермахта номер 25 от 30 марта 1941 особое внимание войск обращается на подготовку югославами специальных подразделений для партизанской войны). 1 апреля 1941 года военное и морское министерство отдало приказ о возвращении «Штурмовому командованию» старого названия «Четническое командование», перебазировании командования из Нови Сада на окраину Кралево и начале формирования Седьмого четнического батальона из третьих рот Первого и Третьего батальонов. Пятому батальону было приказано переместиться из Ниша в Кралево, где совместно с новым Седьмым батальоном он должен был сформировать ядро четнических сил. На следующий день министерство приказало командиру «Четнического командования» принимать в состав подразделений всех добровольцев славянского происхождения, кроме болгар. Так как предполагалось, что четники вступят в войну в составе мирного времени они не нуждались в мобилизации и были готовы начать боевые действия уже через несколько часов после отдачи приказа.

Данные об участии четников в Апрельской войне с 6 по 18 апреля 1941 года разрозненны и скудны. Штаб «Четнического командования» в первые три дня войны с 6 по 8 апреля располагался в селе Самайла под Кралево. В течение этих трех дней командование занималось подготовкой лагеря для размещения четнических подразделений, которым было приказано перебазироваться в Кралево и охраной окрестностей лагеря от возможных воздушных атак врага. 8 апреля «Четническое командование» по приказу Верховного командования отправило одну роту нового Седьмого батальона в Косовску Митровицу в распоряжение штаба Третьей Армии. Сам штаб «Четнического командования» переехал сначала 10 апреля в Ужичку Пожегу, затем 13 апреля в Рогатицу, а затем через Горажде и Фочу 14 апреля в Калиновик, оттуда 16 апреля в Сараево, где 18 апреля наконец закончил свои мучения и сдался немцам, вместе со штабом сдались остатки Второго и Седьмого батальонов.
Первый четнический батальон располагался при штабе Первой Армии до 11 апреля, когда ему было приказано в связи с ударом немецкого 46-го корпуса во фланг Первой армии организовать оборону переправ через Саву в районе Рачи. На следующий день батальон уже отступил к Биелине, там получил приказ подготовить оборону биелинского аэродрома, где располагались остатки 6-го истребительного, 1-го бомбардировочного полков, 11-й самостоятельной разведывательной группы и 1-й и 2-й групп армейской авиации. 12 апреля немцы сбросили на аэродром парашютный десант, в борьбе с парашютистами четники понесли значительные потери, однако удерживал позиции до тех пор, пока не подошли немецкие танки, эффективно сопротивляться которым четники не могли из-за отсутствия противотанковой артиллерии, а с тыла не ударили усташи (в другой версии боя танки и усташи не участвовали, а батальон полег при попытках отбить захваченный немецкими парашютистами аэродром). Избежав пленения командир Первого батальона майор Миодраг Палошевич и офицеры капитан Миленко Рельич, поручик Боривойе Илич, подпоручик Павле Мешкович и старший сержант Гойко Айваз с четырьмя солдатами вырвались из окружения и в начале мая 1941 в селе Заовине на Равной Горе присоединились к полковнику Драголюбу «Драже» Михайловичу. Майор Палошевич, впоследствии один из видных дражиных офицеров и организаторов четнического движения в таковском и качерском районах.
Второй четнический батальон с самого начала войны непрерывно отступал, данных о каком-то его участии в боевых действиях нет. 18 апреля он вместе со штабом «Четнического командования» сдался немцам в Сараево.
Третий батальон 8 апреля получил приказ совместно с одной ротой Седьмого батальона оборонять вход в Качаничское ущелье, фактически рота, приданная Третьему батальону на усиление была той самой ротой, которую у него недавно отняли для создания нового батальона. Четники были вдребезги разбиты наступающими через ущелье немецкими броне-механизированными частями и сдались 12 апреля.
Четвертый батальон в ночь с 4 на 5 апреля был переброшен из Карловца в Беловар. В связи с прорывом сил немецкого 46-го корпуса через Драву возле Джекеньеша и реку Муру возле села Летенья четвертому батальону было приказано готовиться к проведению диверсий в тылу врага и ждать дальнейших приказаний. Командованию Четвертой Армии, которой был подчинен батальон было известно о сильных проусташеских настроениях в «четническом» батальоне и потому оно не использовало его в подавлении усташеского бунта в Беловаре, произошедшего 9 апреля в частях 108-го пехотного и 40-го резервного полков. Однако, к 10 апреля четнической батальон полностью разложился под влиянием усташеской пропаганды и сдался немцам.
Пятый батальон до 8 апреля располагался в Нише, где охранял штаб Пятой Армии. После падения Пирота 8 апреля командование Пятой Армии направило объединенный отряд из Пятого четнического батальона и моторизованного дивизиона Второй кавалерийской дивизии, саперного батальона и мелких артиллерийских подразделений из состава армейского артиллерийского полка на Шпайские позиции. Данная боевая группа с боями отступала до района Кралево, где 14 апреля сдалась немцам.
Больше всего информации о боевых действиях Шестого четнического батальона. 4 апреля батальон был переброшен из Мостара в Младеновац, оттуда пешком отправлен в Азанью, где располагался штаб Шестой Армии. 9 апреля после полудня вместе со штабом Шестой Армии грузовиками батальон перебросили в Тополу, утром 10 апреля – автобусами в село Чумич на трассе Топола – Крагуевац. Здесь командир батальона майор Любомир Тадич получил приказ выдвинуться в Крагуевац, подавить возникшие в городе после отступления армии беспорядки, после чего останавливать остатки разбитых частей и организовать оборону города. Батальон начал выдвижение, но уже через пятнадцать минут встретил остатки бегущего кавалерийского эскадрона, разгромленного немецкими танками, четникам, большей частью хорватам по национальности, идея идти куда-то дальше и что-то оборонять видимо не понравилась и они присоединились к отступающим, оставив в качестве заслона часть первой роты под командованием капитана 2-го класса Бранко Животича. Оставшиеся в заслоне четники оказали умелый отпор наступающим немцам и уничтожили три танка, один из которых подбил сам Бранко Живкович, погибший в этом бою (капитан 2-го класса Бранко Живкович был участником показательных учений под Белградом, где демонстрировал действия диверсионной группы во вражеском тылу, отличился при подавлении усташеского бунта в Имотском в марте 1941). После этого боя батальон непрерывно отступал в условиях полного отсутствия снабжения и сдался немцам в Горнем Милановце 15 апреля. Сразу после боя под селом Чумичи из батальона сбежали командир второй роты капитан 1-го класса Драгомир Маркович и командир взвода связи поручик Иван Петружела. Драгомир Маркович вернулся домой в Мостар где сразу предложил себя к услугам усташеской власти, Петружела попал в плен, но смог доказать немцам свою лояльность и через несколько дней был освобожден.
Седьмой четнический батальон без той роты, которую он вернул в состав Третьего батальона, вместе с дивизионом ПВО Штаба Верховного Командования 12 и 13 апреля действовал на фронте Первой армии в районе Зворника против немецких броне-механизированных частей, добившись при этом неплохих успехов, уничтожая немецкие танки и грузовики. После этого Седьмой четнический батальон с боями отступал к Сараево, где вместе со вторым батальоном и штабом «Четнического командования» 18 апреля сдался немцам.
В доступных источниках крайне мало информации о потерях, понесенных четниками в борьбе с немцами. Достоверно известно, что из состава Шестого батальона в бою с авангардом немецкой 11-й танковой дивизии возле села Чумичи погибли офицер и два солдата, несколько унтер-офицеров и солдат получили ранения. Про Первый батальон некоторые авторы пишут, что он «погиб до последнего человека», однако это скорее всего неверно, хотя потери при обороне биелинского аэродрома действительно были значительны. Потери Седьмого батальона в боях с немецкой 16-й моторизованной дивизией под Зворником также неизвестны.
После пленения в Сараево Штаба «Четнического командования» и его оставшихся подразделений, подчинившихся приказу Командования о прекращении боевых действий и капитуляции, участие четников в Апрельской войне 1941 года было завершено.

Таким образом, четникам, как и всей югославской армии, пришлось испить горечь разгрома в молниеносной Апрельской войне. Без преувеличения, четники являлись элитой армии, частями, состоящими из добровольцев и лучших представителей сухопутных войск, однако это не помогло им преодолеть главные проблемы югославской армии – национальные противоречия и неумелое командование, практически сразу потерявшее контроль над ситуацией. Хорваты и словенцы не имели ничего против того, чтобы стать частью элиты – частей специального назначения в мирное время, но воевать против немцев не желали, из-за чего батальоны, состоявшие из хорватов были небоеспособными и в бой не рвались, в части случаев командование их не трогало, - как, к примеру, Четвертый батальон, Шестой батальон самовольно отказался от выполнения приказа и, за исключением небольшого арьергарда, оказавшего немцам жесткий отпор, разбежался. Четники в большинстве не прошли запланированного курса обучения, не успели получить значительную часть оружия и снаряжения.

Югославское командование допустило в использовании частей спецназа классические ошибки: четнические батальоны или держали про запас, как последний козырь, который в итоге так и не пригодился, или бросались в качестве «пожарной команды» в атаки на прорвавшиеся части вермахта, в которых четники, не имеющие вообще никакого тяжелого вооружения, несли тяжелые потери без шансов на успех. Единственным батальоном получившим приказ на проведение диверсий в тылу врага оказался «проусташеский» Четвертый батальон и то, только потому что командование ему совершенно не доверяло и решило «не трогать». Так что поражение четников, оказавшихся слишком малочисленными и слабо вооруженными для выполнения чересчур амбициозных задач и планов является логичным последствием ситуации в Королевстве Югославия в военном, экономическом, общественном и политическом плане.

Использованная литература: - A. Zivotic «Jurisne (cetnicke) jedinice vojske Kraljevine Jugoslavie 1940-1941 godine» Vojnoistorijski glasnik br 1-2 Beograd 2003. - Branko Bogdanovic «Planinci, sokoli, cetnici, jurisnici» - Dusan Babac «Specjalne jedinice jugoslovenske vojske u Aprilskom ratu» С использованием материалов сайтов micity-military.com и srpskinacionalisti.com

Неклюдов Дмитрий

Языки

Рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку!