Vojnik.org — Национальное Возрождение России
Vojnik.org — Национальное Возрождение России


Хук Справа

Пиано-бар

Русская Демография

Русский Образ

R-RADIO.ORG - Правое радио

Русский Донбасс

[нет]

Словакия. «Родобрана» и Глинковская гвардия

Помяни, Господи, преподобного отца Глинку, и всю кротость его!

Начиная рассказ о «политических солдатах» Словакии в годы Второй мировой войны, нужно хотя бы кратко охарактеризовать специфику этой страны, ее народа и политического движения, приведшего ее в 1939-45 гг. в стан союзников Третьего Рейха.

Словаки – самобытная и независимая славянская нация со своими твердо устоявшимися культурными и религиозными традициями. Объединение их в единое государство с чехами являлось таким же нонсенсом, как попытка создания «единой исторической общности» между сербами и хорватами. Словаки, основным занятием которых веками было сельское хозяйство, впитали в себя такие генетические крестьянские черты, как верность своим национальным традициям и даже консервативность, искренняя религиозность (большинство словаков – глубоко верующие католики) и приверженность довольно патриархальному укладу жизни. Автор, тесно общавшийся со словаками, имел возможность убедиться, что это остается актуальным и по сей день. К прагматичным, подчеркнуто современным и равнодушным к религии чехам этот народ испытывает, мягко говоря, неприязнь. Вообще, ксенофобские настроения в словацком обществе имеют довольно четкую направленность. Под влиянием того, что чехи долгое время пытались ассимилировать этот народ, а венгры – включить его в свою сферу влияния, в отношении этих соседей у словаков с началом ХХ в. сложился четкий образ врага. Присутствовал и несомненный антисемитизм, тем более, что еврейская диаспора Словакии на конец 1930-х гг. насчитывала около 90 тыс. чел. (более 4% населения) и занимала выгодное положение в торговой и финансовой сферах национальной экономики.

Словакия, несмотря на отчаянную попытку получить независимость в 1918-19 гг. после крушения Австрто-Венгерской империи, была захвачена чешскими войсками и при поддержке Англии и Франции включена в состав Чехословакии. Согласно меткой характеристике основателя словацкого правого национализма ХХ в. священника Андрея Глинки (1864-1938), это государство «являлось федеративным только по названию». Политические, национальные и экономические права словаков в нем ущемлялись, они подвергались активным попыткам ассимиляции чешским большинством. Ответом на это стала интенсивная радикализация и смещение к позициям правого национализма в начале 1920-х гг. консервативно-клерикальной Словацкой народной партии (Slovenská ľudová strana, кратко – «ľudovcу», т.е. «народники»), существовавшей еще с австро-венгерских времен и пользовавшейся поддержкой не менее половины словаков. Возглавлявший партию отец Глинка еще в 1920 г. охарактеризовал этот процесс так: «Мы готовы трудиться 24 часа в сутки ради того, чтобы наша страна превратилась из вассала масонской Чехословакии в свободную белую и христианскую Словакию». Впрочем, было бы неверно оценивать позиции «Словацких народников» даже в 1930-40-е гг. как нацизм или фашизм в чистом виде. Известный историк К. Кабальеро привел по этому поводу довольно четкую характеристику: «Католицизм мог быть отцом фашизма, но никогда не мог стать самим фашизмом. Поэтому в Словакии не было никакого клерико-фашизма, а был лишь католический псевдофашизм». Добавим, что в идеологии «Словацких народников» практически полностью отсутствовал такой важный атрибут нацизма и фашизма, как социальная программа. Идея построения социального корпоративного общества подменялась в данном случае «единением нации вокруг церкви и традиции».

Тем не менее, отец Глинка с глубокой симпатией следил за триумфальным шествием фашистской партии Бенито Муссолини в Италии, и в 1920-х гг. «Словацкие народники» испытывали сильное влияние идей и эстетики «дуче». В то же время словацкие католические националисты стали одной из первых европейских правых партий, установивших связи с германскими национал-социалистами. Второй человек в Словацкой народной партии (генеральный секретарь) профессор Войтех Тука (1880-1946) уже в 1923 г. посетил Германию, где встречался с руководством НСДАП и вернулся под сильным влиянием идеологии германского национал-социализма. Словом, «Словацкие народники» испытывали комбинированное влияние приверженцев Гитлера и Муссолини. Поэтому их первое военизированное формирование, созданное по инициативе профессора Туки, походило отчасти на чернорубашечников Муссолини, отчасти на гитлеровских штурмовиков. «Партийная милиция» народников, получившая название «Rodobrana» («Народная защита»), которая к 1925 г. насчитывала свыше 5 тыс. членов, давала клятву верности словацкому народу, Словацкой народной партии и своему «вождю» профессору Туке, вызывавшую прямые ассоциации с германскими СА. Но форму она носила более напоминавшую итальянскую – черные рубашки и характерные для фашистов головные уборы «бустины» с кистями; на левой стороне груди нашивался древний символ Словакии – белый (у командиров – серебряный) шестиконечный крест Св. Первоучителей славянских Кирилла и Мефодия. Официально задачей «Родобраны» являлась патриотическая и спортивная подготовка словацкой молодежи и проведение «наглядной агитации»; на «ненасильственном» характере этих униформированных формирований особенно настаивал сам профессор Тука, человек академической закалки, предпочитавший пропагандистские, просветительские и парламентские методы борьбы. Однако очень скоро стало ясно, что собравшейся в рядах «Родобраны» учащейся и крестьянской молодежи гораздо милее «прямое действие», и боевики начали выходить из-под контроля своего вождя, тем более, что сам отец Глинка негласно покровительствовал этому процессу. Именно тогда радикальные словацкие националисты стали носить самодельные кинжалы с рукояткой, украшенной стилизованной головой сокола – впоследствии они превратились в партийное церемониальное оружие. После многочисленных кровавых драк с коммунистами и анархистами (с переменным успехом и десятками раненых), а также жестоких избиений идеологических противников Словацкой крестьянской партии, этнических чехов, евреев и цыган, терпению чехословацкого правительства в Праге пришел конец. В 1926 году было запрещено ношение черной партийной униформы, а после того, как это не «умиротворило» членов «Родобраны», в 1927 г. последовало ее полное запрещение. Многие активисты попали за решетку, правда, в основном по уголовным статьям.

«Словацкие народники» сумели пережить разгром своей «партийной милиции», не сбавив накала политической борьбы, и в 1927 г. даже получили ряд мест в чехословацком кабинете министров. Однако их правый национализм, католический консерватизм и нескрываемые симпатии к итальянскому фашизму и германскому нацизму крайне раздражал президента Чехословакии Томаша Масарика, воинствующего масона, стоявшего (при авторитарном стиле правления) на подчеркнуто либеральных и космополитических позициях. В 1929 г. против профессора Туки, отличавшегося особенно радикальной риторикой, были сфабрикованы обвинения в заговоре против государства и шпионаже в пользу Венгрии. Он был приговорен к 15 годам тюрьмы (освобожден в 1937 г.), а «Словацкие народники» потеряли все министерские портфели. С этого времени партия отца Глинки переходит в жесткую оппозицию Праге и провозглашает курс на достижение независимости Словакии. Нелегально начинают воссоздаваться ячейки «Родобраны», которые официально не принадлежат к структурам Словацкой народной партии (получившей теперь полуофициальное название Глинковской - Нlinkova Slovenská ľudová strana), однако претворяют в жизнь ее идеи, прибегая к насильственным методам запугивания и устранения политических противников. В свою очередь чехословацкие власти отчаянно пытались подавить активность «Глинковских народников» жесткими штрафными санкциями и запретительными методами, однако это только повышало престиж отца Глинки и его единомышленников в глазах страдавшего от своего неравноправия словацкого населения.

К 1938 г. Чехословакия подошла раздираемой межнациональными противоречиями (в Судетской области вело борьбу за присоединение к Германии вдохновляемое национал-социалистами немецкое меньшинство; Словакия требовала независимости), крайне ослабленной мировым экономическим кризисом и политически нестабильной. В свою очередь, «Глинковские народники» весьма укрепили свое положение, пользовались широкой поддержкой в массах (в восточных районах Словакии она приближалась к отметке в 90%) и установили тесные связи с НСДАП и итальянскими фашистами. Тогда скончался бессменный руководитель Словацкой народной партии отец Глинка, и после недолгой фракционной борьбы партию de facto возглавил исполнявший обязанности ее председателя епископ Йозеф Тисо (в партии его называли на католический манер: «монсеньор»), приверженец консервативных клерикальных взглядов. Возглавлявший более радикальное, можно сказать «почти фашистское» крыло профессор Тука, влияние которого было подорвано долгими годами отсутствия в политике из-за тюремного заключения, вынужден был довольствоваться вторыми ролями. Тем не менее, он вернулся к своей идее создания массовых партийных военизированных формирований, тем более, что ослабевшее правительство в Праге было уже неспособно противостоять этому. В июле 1938 г. были созданы первые отряды «Глинковской гвардии» («Нlinkova garda»), ядром для которых и элитными подразделениями стали ячейки «Родобраны».

«Гвардейцы» формировались изначально как штурмовые отряды партии, нацеленной на захват власти. Членство в их резерве было обязательно для всех членов Глинковской Словацкой народной партии, мужчин в возрасте 18-60 лет, проходивших периодические учебные сборы, а активными бойцами могли стать добровольцы в возрасте от 20 до 35 лет. Организационно «Глинковская гвардия» делилась на территориальные «skupiny» («отряды», но в данном контексте наиболее верным будет перевод: «дивизионы»), состоявшие из взводов (сеty), которые изредка соединялись в роты (roty). Численно дивизионы могли насчитывать от нескольких десятков до нескольких сотен бойцов. В рядах «Глинковской гвардии» была установлена дисциплина по образцу военной, при чем самым суровым наказанием за ее нарушение считалось изгнание из рядов «гвардейцев». Иерархия званий гвардейцев была следующей: gardista - гвардеец, svobodnik - ефрейтор, desatnik - ком-р отделения, cetar - старшина, velitel cety - ком-р взвода, velitel roty - ком-р роты, velitel skuriny - ком-р дивизиона, velitel oddeleni - начальник района. Главнокомандующим (najvyšši velitel) формально являлся председатель Глинковской Словацкой народной партии, т.е. монсеньор Тисо, однако непосредственное руководство осуществлял командующий (hlavni velitel) профессор Тука. Он показал себя неплохим организатором, хотя порой этому академическому ученому все же не хватало решимости. Тогда это удачно компенсировал избыток энергии у средних и младших гвардейских начальников и рядовых бойцов. В 1938 - начале 1939 г. единственным фиксированным знаком различия «гвардейцев» являлась сохранившаяся до самого конца синяя нарукавная повязка с вписанным в белый круг красным шестиконечным крестом – цвета национального флага Словакии. «Гвардейцы» старались носить черные рубашки, высокие сапоги и черные головные уборы, однако единообразия в них не было. Гораздо больше, чем создание униформы, словацких националистов на этом решающем для них этапе интересовал сбор оружия для предстоящего штурма власти, проводившийся в том числе и при поддержке спецслужб Третьего Рейха. К кризисной осени 1938 г. «Глинковской гвардии» удалось накопить внушительный нелегальный арсенал в несколько тысяч стволов, в т.ч. даже ручные и станковые пулеметы. Неизменным оружием каждого «активного гвардейца» являлся кинжал (dyka) с рукояткой в виде головы сокола, который молодые боевики охотно пускали в ход во время уличных разборок со своими идеологическими противниками. По клинку шел девиз, различавшийся по сериям от патетического: «Бог, народ, свобода» до почти юмористического: «Помяни, Господи, всю кротость отца Глинки»; у командиров голова сокола была позолоченной. Впрочем, несчастному чеху, еврею или коммунисту, которого «гвардейцы» без лишних разговоров тыкали «дыкой», это было все равно… Современник так описывает многочисленные и хорошо организованные отряды «Глинковской гвардии» в конце 1938 – начале 1939 гг.: «Это были молодые сильные ребята, все в черном, чувствовавшие свою безнаказанность и считавшие, что делают богоугодное дело. Они были опасной силой в городах и фактической властью в сельских районах, где разъезжали верхом под огромными знаменами с шестиконечными крестами, мертвыми головами и ликами католических святых… Они не боялись ни полиции, ни жандармов, с которыми были запанибрата… Без пощады хватали и били всех, кто был против Тисо, оскорбляли чехов «свиньями» и «тыквоголовыми», издевались над евреями, а люди только смеялись и угощали их сливовицей».

После того, как международная конференция в Мюнхене одобрила присоединение к третьему Рейху Судетской области, где немецкое меньшинство решилось на вооруженное выступление против Праги, а президентом Чехословацкой республики стал германофил Эмиль Гаха, словацкие националисты тоже решились на открытое выступление. 6 октября 1938 г. Словакия провозгласила автономию, Прага на сей раз была открыта для диалога, и Чехословакия была превращена в федеративное государство. Монсеньор Тисо стал премьер-министром первого самостоятельного словацкого правительства, компетентного в самом широком спектре внутриполитических вопросов; фактически и внешнюю политику Словакия проводила самостоятельно, так как ее руководство поддерживало собственные контакты с Берлином, где в это время решались судьбы региона. Подавляющее большинство населения Словакии с ликованием встретило перемены в статусе своей страны. При условии, что «шефом министерства внутренних дел» (sef ministerstvu vnútra) страны стал ближайший сподвижник профессора Туки молодой энергичный радикал Александр «Сано» Мах, «Глинковская гвардия» фактически приняла на себя функции полиции и жандармерии, находившихся в процессе переформирования в словацкую национальную силу. Следует признать, что профессор Тука в эти дни настоятельно призывал «гвардейцев» к «соблюдению главенства закона и умеренности». Однако предотвратить многочисленные случаи насилия и несанкционированных арестов противников словацкой независимости это не смогло. «Глинковская гвардия» оказалась прилежной ученицей чернорубашечников Муссолини и штурмовиков Гитлера.

Поощряемая слабостью своих прежних врагов в Праге, Словакия стремительно двигалась в сторону независимости. В первую очередь умеренное руководство «Глинковских народников» и другие словацкие политические силы на этот путь толкали военизированные радикалы из «Глинковской гвардии». В начале 1939 г. ее высшие руководители профессор Тука и шеф МВД Мах прибыли в Берлин, где заручились поддержкой своих планов со стороны лично Адольфа Гитлера. В связи с этим «Глинковские народники» пошли на беспрецедентный шаг по установлению своей безусловной власти в Словакии: в ультимативной форме предложили всем политическим партиям страны войти в их состав. Существенных возражений не последовало. 9 марта 1939 г. умирающая Чехословакия сделала последнюю попытку защищаться: президент Гаха объявил автономное правительство Словакии распущенным и отдал вооруженным силам приказ взять территорию «мятежной провинции» под контроль. Так «Глинковская гвардия» приняла свое крещение огнем. Большинство дислоцированных на территории Словакии воинских частей, укомплектованных в основном словацкими солдатами и офицерами, отреагировали на приказ из Праги весьма специфически: присягнули на верность «словацкой державе». Однако опасность военного конфликта с Прагой все же заставила премьер-министра монсеньора Тисо поспешно покинуть столицу страны Братиславу и выехать в Третий Рейх, чтобы просить Адольфа Гитлера о защите. «Глинковская гвардия» (ее командующим в эти дни был Кароль Сидор, профессор Тука вернулся к политической деятельности) ответила на демарш чехословацкого президента иначе: объявила всеобщую мобилизацию своих членов, за считанные дни поставив в строй до 15 тыс. вооруженных бойцов. Несмотря на то, что до широкомасштабных боевых действий дело не дошло, в районе чешско-словацкой границы все же произошло несколько боестолкновений «гвардейцев» с чешскими солдатами и жандармами. Потери «глинковцев» в них составили 12 чел. убитыми, которые затем были официально провозглашены «павшими героями и мучениками словацкой независимости».

Тем временем руководство Третьего Рейха, не в последнюю очередь благодаря хитроумным интригам монсеньора Тисо, сочло единственной возможностью стабилизировать ситуацию в «остаточной Чехословакии» ее ликвидацию, президент Гаха был вызван в Берлин и 15 марта принужден подписать соответствующую декларацию, и последние препятствия на пути полной независимости Словакии были устранены. Словакия была провозглашена независимым государством, монсеньор Тисо вскоре стал ее первым президентом, а профессор Тука – главой правительства. «Сано» Мах получил портфель министра внутренних дел и занял пост командующего «Глинковской гвардией», на котором практически бессменно он оставался до конца 1944 г.

Вскоре молодому государству пришлось сражаться с первой иностранной агрессией, когда 23 марта сильные венгерские войска (более 25 тыс. чел. при поддержке бронетехники, тяжелой артиллерии и авиации) вторглись в спорные пограничные районы на юго-востоке Словакии. В ходе недельной «малой войны» они сумели отбросить импровизированные словацкие воинские части (около 12 тыс. чел) и захватить примерно 1700 кв. км. словацкой территории. Для того, чтобы сдержать продвижение захватчиков, вновь была объявлена мобилизация «Глинковской гвардии» в восточнословацких областях. В конце марта 7 тыс. «гвардейцев», действовавшим как в составе своих дивизионов, так и в более крупных единицах – полевых батальонах (polski prapory), совместно со словацкими солдатами удалось остановить венгерские войска. В результате переговоров, в которых обе стороны искали арбитража Третьего Рейха и не получили его, был признан послевоенный status quo, и Словакия понесла первые территориальные потери. Впрочем, человеческие потери оказались небольшими: в боях погибли всего 22 военных и 36 «гражданских» (вероятно, в основном «гвардейцев» - прим. автора) защитников страны. Венгры потеряли 23 чел. убитыми и 55 ранеными. Напряженность на словацко-венгерской границе сохранялось еще некоторое время, и местные подразделения «Глинковской гвардии», усиленные армейской артиллерией, вахтовым методом занимали там укрепленные позиции более полугода, в том числе во время скоротечной Германо-польской войны в сентябре 1939 г., в которой на немецкой стороне приняли участие и вооруженные силы Словакии.

Окончание Германо-польской войны означало для «Глинковской гвардии» конец первого «боевого» этапа ее истории и начало организационных реформ. При отсутствии в первые месяцы существования словацкого государства устоявшихся военных и полицейских структур, «гвардейцы» активно и относительно успешно применялись как в первой, так и во второй функции. По мере «обрастания» Словакии государственными институтами «Глинковской гвардии» предстояло вернуться к положению военизированных отрядов правящей партии с частичной компетенцией политической полиции. Впрочем, первоначально планы «Глинковских народников» относительно своих военизированных формирований были еще шире. Правительственным указом №220/39 от 29 октября 1939 г. «Глинковская гвардия» получила статус «общенародной военной патриотической организации», функциями которой являлись допризывная военно-политическая подготовка молодежи и «поддержание в гражданах постоянного высокого духа готовности к борьбе за нацию, веру и свободу». Членство в «гвардии» объявлялось обязательным для молодежи «словацкой нации и католического вероисповедания» обоих полов от 6 до 20 лет, когда у нее должны были закладываться основы «национального и христианского мышления», а также база военного и спортивного воспитания. С 20 до 60 лет членство было обязательным только для граждан мужского пола.

Организационная структура «Глинковской гвардии» выглядела следующим образом:

  • «Глинковская молодежь» («Hlinkova mladez») со структурными подразделениями для 6-10, 11-16 и 17-20 лет и раздельно по половому признаку;
  • «Глинковская гвардия» 1-го класса – мужчины 20-35 лет;
  • «Глинковская гвардия» 2-го класса – мужчины 36-60 лет;
  • Академия «Глинковской гвардии» («Akademicka Hlinkova garda») – сеть училищ и курсов для подготовки командных и политических кадров;
  • Транспортная служба «Глинковской гвардии» («Dopravna Hlinkova garda») – кадровые технические и транспортные подразделения, в т.ч. летные;
  • «Глинковская гвардия» за рубежом («Zahranicna Hlinkova garda») – для представителей диаспоры; имела отделения в Третьем Рейхе, Венгрии, Румынии и Хорватии, до 1942 – в США, с 1944 – в Швейцарии и Испании;
  • «Родобрана» - превратилась в ветеранскую организацию, объединявшую участников борьбы в 1923-1938 гг., как правило, занимавших ответственные должности в других структурных подразделениях.

Территориальный принцип организации приобрел характерно выраженные военные черты: в зависимости от величины административной единицы в составе Словакии, в ней имелись взвод, рота, дивизион, батальон (prapor), полк (pluk) или дивизия (divize). Cоответственно появмились и новые звания: velitel praporu – ком-р батальона, velitel pluku – ком-р полка, velitel divize – ком-р дивизии, sborovi velitel – ком-р корпуса (корпуса в «Глинковской гвардии» не формировались, как правило это звание носили министры в правительстве). При этом личный и младший офицерский состав «Глинковской гвардии» находился в резерве и проходил регулярные учебные сборы, а служебные функции выполнял вахтовым методом без отрыва от основной работы/учебы. Даже почетный караул, выстраивавшийся на важнейших мероприятиях Глинковской Словацкой народной партии и при визите важных политических гостей из-за рубежа, состоял из специально «натаскивавшихся» ради такого случая резервистов. Кадровыми были только офицеры, начиная с командиров рот-батальонов. «Гвардии» были выделены до 30 тысяч единиц легкого стрелкового оружия, сотни единиц автотранспорта и довольно ограниченное количество тяжелого вооружения, в том числе несколько эскадрилий учебных самолетов-бипланов «Прага» Е-39 и Е-241 чехословацкого производства.

Предметом особой заботы правительства «Глинковских народников», подобно большинству право-националистических движений отводивших важную роль эстетике и наглядной агитации, стало обеспечение «Глинковской гвардии» эффектной формой одежды. Гвардейцы должны были носить черные френчи и галифе (перекрашенные армейские чехословацкие, имевшиеся на доставшихся Словакии военных складах; впрочем, есть данные, что Словакия получила также партию формы Общих СС) и высокие сапоги. Головным убором рядового и младшего командирского состава была «бустина» с кисточкой (единственный предмет обмундирования, изготовлявшийся специально), а офицеров – фуражка (армейского образца). Рубашки «гвардейцев» были белого или защитного цвета, а черная рубашка отличала членов «Родобраны». В зимнее время носилась черная двубортная шинель, а в строю – ремень с портупеей, на котором и висела знаменитая «дыка», и каска чехословацкого производства или более ранний шлем модели Адриана. При параде высшие офицеры также надевали золотые кушаки с красивой круглой пряжкой, на которой был начертан девиз и партийное приветствие «Глинковской гвардии»: «Na straz!» На плечах «гвардейцы» вместо погон носили витой жгут, черный у рядовых, серебристый у младшего комсостава, а у офицеров - золотой различной толщины в зависимости от ранга. Знаки различия определялись розетками в виде четверолистника в петлицах – серебряными у младших командиров и золотыми у офицеров. Генералитет имел на петлицах изображение фасции. Кокардой и символом «Глинковской гвардии» являлось изображение золотого орла с шестиконечным крестом, сжимающего фасцию в когтях. На «бустинах» эта кокарда была округлой формы, на фуражках орел был расправившим крылья и носился на тулье, а на околыше - розетка национальных цветов в обрамлении стилизованных ветвей словацкой липы (у генералитета на околыше были фасции). Командиры носили знак с орлом также на груди, а ветераны «Родробраны» имели и свой особый нагрудный знак в виде шестиконечного креста в терновом венце, символизировавший «их страдания в чехословацкие времена». Неизменным атрибутом «гвардейца» оставалась также прежняя нарукавная повязка, в транспортных подразделениях гвардии шестиконечный крест в круге был дополнен на ней стилизованными крылышками. Выше повязки располагалась небольшая круглая нашивка по принадлежности к одной служб – транспортной, учебной, пропаганды, духовной, медицинской, юридической, железнодорожной. Помимо служб, разделение проводилось также по «роду оружия», определявшегося цветом петлиц и выпушки на фуражке – красный у «общих гвардейцев», желтый у кавалеристов, краповый у механизированных частей, синий у летчиков, зеленый у технических специальностей и хозяйственников, серый у медиков, пропагандистов и капелланов.

Молодежные формирования «Глинковской гвардии» имели форму, очень напоминавшую таковую «Гитлерюгенда» - коричневые рубашки и черные брюки или шорты у юношей, а у девушек – белые блузки с галстуком и черные юбки. «Бустины» с «гвардейскими кокардами» носили и те, и другие.

Знамена «Глинковской гвардии» были синего цвета с вписанным в белый круг красным шестиконечным крестом. На некоторых были начертаны девизы частей.

Красивая и трудоемкая в производстве «гвардейская» форма стала первым техническим препятствием на пути к превращению «Глинковской гвардии» в общенациональную организацию. Вторым стал недостаток квалифицированных командных, пропагандистских и инструкторских кадров для того, чтобы охватить программой подготовки все мужское население Словакии; в избытке имелись только священники. И, наконец, против обязательного для всех словаков членства в «Глинковской гвардии» выступили ветераны «Родобраны», вполне обоснованно заявившие, что с приходом «Глинковских народников» к власти в рядах «гвардейцев» и так оказалось слишком много случайных людей и карьеристов, от чего движение только проигрывает. К концу 1939 г. добровольный принцип комплектования был возвращен; к этому времени в рядах «Глинковской гвардии» насчитывалось 27 682 чел. в возрастной группе от 20 до 35 лет и 19 7023 чел. от 36 до 60 лет. Для учащейся молодежи членство в «Глинковской молодежи» оставалось обязательным. От службы в вооруженных силах членство в «Глинковской гвардии» не освобождало; более того, армейские командиры отмечали, что из «гвардейцев» выходят самые дисциплинированные и усердные военнослужащие. Многие члены «Глинковской гвардии», служившие в словацких частях, в 1941 г. направленных на Восточный фронт, а в 1943 г. – на борьбу с итальянскими партизанами-антифашистами, отличились в боях и были награждены германскими «железными крестами».

Помимо военно-спортивной и политической подготовки своих членов, представительского участия в партийных и государственных мероприятиях, а также вспомогательных полицейских функций, важной частью деятельности «Глинковской гвардии» в 1939-1944 гг. было исполнение обязанностей политической полиции и участие в гитлеровском «окончательном решении» еврейского вопроса. В преследовании противников режима монсеньора Тисо «гвардейцы», имевшие даже следственные полномочия, отличались большой решительностью и жестокостью. Современники вспоминают о наличии в Братиславе, Банска Быстрице, Ружомбероке и других крупных городах Словакии специальных «гвардейских тюрем», пользовавшихся зловещей славой, в которых содержались в период следствия подозревавшиеся в «антигосударственной деятельности». При этом далеко не все из них впоследствии признавались виновными судебными органами. «Капеллан по первому требованию, отопление и неплохая еда составляют очевидное преимущество; впрочем, последнее относительно: на допросах «глинковцы» не церемонятся, и жевать после этого может оказаться нечем», - писал о заключении у «гвардейцев» проведший несколько лет в различных тюрьмах Словакии чешский антифашист И. Дойчман.

В ходе преследования евреев, набравшего обороты в Словакии осенью 1941 – в начале 1942 гг., подразделения «Глинковской гвардии», переданные в распоряжение специального департамента МВД, обеспечили депортацию из страны в Польшу около 58 тыс. лиц еврейской национальности. Подавляющее большинство из них впоследствии погибли в печально знаменитом нацистском концентрационном лагере Освенцим. Оставшиеся на территории Словакии евреи были собраны в рабочих лагерях, охрану которых также несли «гвардейцы». При этом Еврейская электронная энциклопедия признает, что в них существовало еврейское самоуправление, обеспечение было нормальным, а условия жизни и труда заключенных – довольно сносными. Активно участвовали члены «Глинковской гвардии» в изъятии принадлежащих евреям ценностей и имущества, а также в экспроприации еврейских предприятий. При этом некоторые нечистые на руку функционеры основательно обогатились.

Однако, по мере ухудшения военного положения Третьего Рейха и его союзников, ситуация в Словакии начала дестабилизироваться. Активизировалось коммунистическое подполье, укрепленное активистами, прошедшими подготовку в СССР и сброшенными на парашютах на словацкую территорию. В 1943 г. горах формировались подконтрольные местным последователям большевиков партизанские отряды. В начале 1944 г., когда в Словакию стали в массовом порядке десантироваться профессиональные диверсионные группы, составленные из имевших опыт партизанской борьбы советских офицеров и чехословацких военнослужащих (всего 53 группы в составе 1200 чел.), партизаны стали реальной силой. Кроме диверсий на промышленных предприятиях и коммуникациях, они широко практиковали убийства сторонников режима монсеньора Тисо; в частности, от их рук погибли многие члены «Глинковской гвардии». Ответом правительства «Глинковких народников» стали массовые аресты подозреваемых в причастности к подполью и широкомасштабные антипартизанские операции, к которым активно привлекались подразделения «гвардейцев». В то время, как словацкие воинские части, все больше поддававшиеся агитации подпольщиков, особого рвения в ходе этих акций на проявляли, отряды «Глинковской гвардии» дрались с партизанами отчаянно. Однако спешно мобилизованным «гвардейцам» не хватало боевой выучки, и в борьбе против обученных советскими инструкторами и ведомых офицерами Красной армии отрядов антифашистов они нередко несли большие потери. В связи с этим по инициативе главы МВД и командующего «гвардией» «Сано» Маха в январе 1944 г. началось формирование Штурмовых подразделений «Глинковской гвардии» (Pohotovostni jednotky Hlinkovy gardy - PJHG) – специальных отрядов кадрового состава, обученных и вооруженных на армейский манер и предназначенных в первую очередь для борьбы с партизанами. Всего было сформировано 38 дивизионов, 6 полевых рот и три батальона (получивших невоинственные названия «Эдельвейс», «Снежинка» и «Йозеф») штурмовиков, в общей сложности насчитывавших около 5 тыс. безусловно преданных идеям «Глинковских народников» молодых и физически сильных «гвардейцев». Бойцы PJHG получили защитное армейское обмундирование, отличием от солдат были черные петлицы, гвардейские кокарды на пилотках и ленты на рукавах с надписью «Hlinkovа gardа». В их подготовке принимали участие инструкторы Войск СС и словацкие офицеры, прошедшие Восточный фронт. Результат не замедлил последовать, и весной-летом 1944 г. штурмовики «Глинковской гвардии» нанесли партизанам ряд чувствительных ударов, в т.ч. уничтожив несколько высокопоставленных советских и чехословацких офицеров.

С выходом Красной армии к Карпатам, за перевалами которых начиналась словацкая территория, большинству словаков стало ясно, что их тихая маленькая родина стоит на пороге ужасов мировой войны, и дни независимости сочтены. Из рядов «Глинковских народников» и их «гвардии» (в лучшие времена насчитывавшей около 100 тыс. чел.) начался массовый отток деморализованных людей. 29 августа 1944 г. в стране вспыхнуло знаменитое Словацкое национальное восстание, по сути представлявшее собой военный мятеж, подготовленный группой высших офицеров и связанных с эмигрантским правительством политиков либерального толка, стремившихся пока не поздно встать на сторону победителя. Около 18 тыс. солдат, подчинявшихся генералу Яну Голиану и другим военным заговорщикам, взяли под свой контроль центральные районы страны. Компонент кровавой анархии в события внесли примерно столько же (а по данным советских историков до 26 тыс.) партизан под руководством советских офицеров и местных коммунистов, которые ворвались в города и начали жестокие расправы над всеми, кого считали сторонником режима монсеньора Тисо. В ближайшие дни были убиты сотни и брошены за решетку тысячи членов «Глинковской гвардии». Многие гвардейцы небольшими группами и даже поодиночке оказывали повстанцам ожесточенное сопротивление, однако в целом «гвардия» и правительство «Глинковских народников» оказались совершенно не готовы к такому развитию событий и были парализованы. Министр обороны Словакии генерал Йозеф Туранец, герой Восточного фронта и кавалер «рыцарского креста», был схвачен офицерами-путчистами и выдан Красной армии, а министр внутренних дел «Сано» Мах, застигнутый восстанием во время инспекционной поездки, пробивался в Братиславу с горсткой верных людей, полностью утратив управление своими «гвардейцами».

Тем не менее, главные силы Словацкой армии – дивизии Восточнословацкого корпуса – не поддержали мятежников, и вскоре были разоружены Вермахтом. Своевременно заняв благодаря этому Дукельский перевал, германские войска сумели отразить попытку Красной армии придти на помощь Словацкому восстанию. В руках правительства монсеньора Тисо осталась также столица страны Братислава, что позволило ему заявить о «сохранении в стране законной власти». Оперативное выдвижение Третьим Рейхом на подавление восстания 40 тыс. военнослужащих Войск СС и охранных частей под командованием группенфюрера Готтлиба Бергера и последовавшее вторжение из Венгрии германских и венгерских войск не оставили восстанию шансов на успех. Стремясь продемонстрировать, что его режим еще пользуется поддержкой, монсеньор Тисо объявил всеобщую мобилизацию «Глинковской гвардии»; однако на призыв своего идеологического и духовного лидера откликнулись немногим более 13 тыс. «гвардейцев». Из членов штурмовых отрядов PJHG было сформировано отдельное соединение, которое наравне с германскими дивизиями приняло участие в наступлении против повстанцев и в боях заслужило себе устрашающую репутацию. Кроме того, из «гвардейцев» формировались «дополняющие» роты и, реже, батальоны, которые при подавлении Словацкого восстания были практически в каждом германском полку. Их бойцы носили немецкую или словацкую полевую форму; в последнем случае, чтобы немцы не принимали их за повстанцев, они надевали свои красочные партийные нарукавные повязки. Впрочем, есть свидетельства современников, что бывали случаи, когда «гвардейцы» шли в сражение в своей эффектной черной униформе, в полный рост и с пением католических гимнов. Очевидно, в рядах «Глинковской гвардии» во второй половине 1944 г. остались только самые убежденные националисты и люди, которым было нечего терять. Уже не надеясь на победу, они старались уничтожить как можно больше своих врагов, и устраивали схваченным повстанцам и их сторонниками из гражданского населения «полевые суды ускоренного производства» с почти единственным вариантом приговора: расстрел. Только на совести соединения штурмовиков PJHG, по данным современных словацких историков, в ходе подавления Словацкого восстания 2 876 неоправданных военной необходимостью убийств.

Повстанцы, со своей стороны, подчеркивали свою приверженность «демократическому чехословацкому правосудию» и в период своего двухмесячного правления на части территории Словакии вели следствие и суды над схваченными активистами «Глинковских народников» и «гвардейцами» с максимально возможным соблюдением процессуальных норм. В период с 19 августа по 28 октября 1944 г. ими было приведено в исполнение всего около сотни смертных приговоров. Однако при последовавшем 27-28 октября отступлении остатков повстанцев в горы, коммунистические партизанские отряды в ряде населенных пунктов захватили тюрьмы и жестоко перебили содержавшихся там сторонников режима. Известно, что только в импровизированной «Северной тюрьме» Банска Быстрицы партизанами, среди которых был и еврейский отряд под командой воинствующий сионистки Хавивы Райк, были безжалостно убиты около 300 «народников» и «гвардейцев». Менее чем через месяц их участь разделила сама Хавива Райк, попавшая в горах в руки штурмовиков PJHG.

30 октября 1944 г. в захваченной Банска Быстрице германские войска и словацкие «гвардейцы» отметили свою победу военным парадом, а прибывший на торжество монсеньор Тисо вручал отличившимся солдатам и офицерам награды. Однако «восстановление суверенитета Словакии» по сути носило формы германской оккупации. Страну заняли части Вермахта, а немногочисленные сохранившиеся словацкие силы самообороны (Domobrana) выполняли вспомогательные функции. Подразделения «Глинковской гвардии» в конце 1944 – начале 1945 гг. перешли под фактическое руководство структур СС Третьего Рейха, приведших к руководству ею участников прогермански настроенной офицерской организации «Наша борьба» («Nas boj») во главе с Оливером Кубалой. На этом самостоятельная история военизированных формирований словацких националистов прекращается.

Когда в январе 1945 г. войска Красной армии, поддержанные Чехословацким корпусом генерала Людвига Свободы, развернули мощное наступление на территории Словакии, в составе противостоявших им частей вермахта сражались многие словацкие «дополняющие» роты и батальоны. В их рядах большинство составляли «гвардейцы», однако это были подразделения, сформированные немцами, носившие германскую форму и никак организационно не связанные с «Глинковской гвардией». Ненадежные части словацкой «самообороны» использовались в основном во втором эшелоне, в них был очень высок процент дезертиров, и в конечном итоге они просто растаяли: большинство бойцов разошлись по домам, остальные – присоединились к вермахту. Единственной сражавшейся до конца словацкой частью было соединение штурмовиков PJHG. До 25 марта 1945 г. оно вело тяжелые бои с наступающими на Банска Быстрицу советскими войсками, а затем отступило на территорию соседней Австрии. С ним ушел как простой боец многолетний командир «Глинковской гвардии» и глава МВД Словакии «Сано» Мах. В мае около 1,5 тыс. последних организованных «глинковских гвардейцев» сдались там американским войскам. Почти все они были впоследствии выданы чехословацкому правительству и предстали перед судом. Несколько человек были приговорены к смерти, остальные получили длительные тюремные сроки. «Сано» Мах был осужден на 30 лет лишения свободы; в 1968 г. он был амнистирован и до конца жизни прожил в Братиславе.

После того, как 4 апреля 1945 г. Красная армия вошла в Братиславу, глава правительства Словакии монсеньор Тисо бежал из страны с отступавшими германскими войсками. В мае он был арестован военной полицией США и передан чехословацким властям. Суд над ним состоялся по обвинениям в «государственной измене, предательстве Словацкого национального восстания и сотрудничестве с нацизмом». Несмотря на заступничество Ватикана и словацкой диаспоры в США, бывшего главу государства приговорили к повешению. Президент Чехословакии Эдуард Бенеш отклонил его прошение о помиловании, и ранним утром 18 апреля 1947 г. Йозеф Тисо был повешен во внутреннем дворе дворца правосудия в Братиславе. Смерть монсеньора Тисо, ассоциировавшегося у многих словаков с рухнувшими надеждами на независимость и равноправие, вызвала в народе неподдельную скорбь и возмущение. В церквях по всей стране служили заупокойные мессы, на которых многие бывшие «гвардейцы» появились в своей черной униформе, хоть и без знаков различия.

Несколько ранее смерть в петле на дворе братиславского дворца правосудия принял основатель «Родобраны» и «Глинковской гвардии» престарелый профессор Войтех Тука. В последние годы войны, прикованный болезнью к инвалидной коляске, он практически не принимал участия в политической жизни, однако чехословацкий суд не счел это смягчающим обстоятельством. Сцена казни была отвратительна: двое дюжих чешских жандармов всунули парализованного старика в петлю и тянули повешенного за ноги, пока он не умер. Несмотря на то, что власти изо всех сил попытались сохранить анонимность палачей, вскоре труп одного из них был найден на помойке с «дыкой» «Глинковской гвардии» в груди.

Масштабы послевоенного сопротивления в Словакии не идут в сравнение с соседней Польшей или Балканскими странами, наверное, потому, что коммунисты пришли в Чехословакии к власти только в результате переворота 1948 г. Несколько отрядов «Глинковской гвардии» пытались продолжать партизанские действия против советских оккупационных войск и чехословацких властей после капитуляции Третьего Рейха, скрываясь в горных массивах Карпат. Наибольшую известность своими дерзкими и даже не лишенными опасного юмора акциями заслужила действовавшая под городом Тренчин группа капитана Павла Гуры. Например, на католическое рождество 1945 г., подделав пригласительный билет, Гура явился на банкет, организованный чехословацкой городской администрацией Тренчина, переодевшись священником. В разгар веселья он сбросил сутану и, представ перед опешившими гостями в полной форме «Глинковской гвардии», поднял тост за словацкую независимость. В эту минуту в зал ворвались его тайно проникшие в город бойцы и под стволами «машинпистолей» заставили собравшихся присягнуть на верность Словакии. Весной 1946 г. отряд Гуры был выслежен чешской жандармерией и войсками; после тяжелых боев его остатки сумели прорваться в Австрию.

Бывшие «гвардейцы» принимали участие в антикоммунистическом вооруженном движении, начавшемся в горах Словакии после переворота 1948 г., однако тогда это были уже немногочисленные и неорганизованные группы, вскоре уничтоженные властями или вытесненные за границу.

Михаил Кожемякин

Использованная литература:

  1. Випперман В. Европейский фашизм в сравнении, 1922-1982. Новосибирск, 2000.
  2. Кабальеро К. Неизвестные фашизмы.
  3. Движение Сопротивления в странах центральной и юго-восточной Европы. 1939-1945. М., 1995.
  4. Чехия и Словакия в ХХ в. Очерки истории. М., 2005.
  5. Гусак Г. Свидетельство о Словацком национальном восстании. М.,1969.
  6. Документы и материалы к истории советско-чехословацких отношений. М., 1983.
  7. Желев Ж. Фашизмът. София, 1992 (на болг. яз.).
  8. Kliment C.K., B. Nakladal. Slovenska armada 1939-1945. Praha, 2006 (на чешск. яз).
  9. Littlejohn D. Foreign Legions of the Third Reich. R. James Bender Publishing, 1994.
  10. Klimko J. Tretia Risa a lud’acky rezim na Slovensku. Bratislava, 1996 (на словацк. яз)
  11. Abbott P., Thomas N. Germany’s Eastern front Allies. Men-at-arms, 131. London, 1982.
  12. Grunberg K. Hitlerova cerna garda. Praha, 1981 (на чешск. яз).

Языки

Рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку!