Vojnik.org — Национальное Возрождение России
Vojnik.org — Национальное Возрождение России


Хук Справа

Пиано-бар

Русская Демография

Русский Образ

R-RADIO.ORG - Правое радио

Русский Донбасс

[нет]

Война неизбежна, как смерть

В январе 1941-го, почти за год до нападения японцев на Перл-Харбор, президент Рузвельт встретился с послом Португалии, заверив его «строго конфиденциально», чтобы Лиссабон впредь не тревожился о судьбе своих восточных владений (Тимора и Макао), ибо «США готовятся атаковать и разбить Японию, дождавшись, пока она растянет войска до опасного и уязвимого предела». Разумеется, обрадованный собеседник, применив свой «наилучший шифр», немедленно телеграфировал о доброй вести начальству; Рузвельту между тем было прекрасно известно, что японские спецслужбы прослушивают португальские дипломатические коммуникации, зная ключи ко всем их кодам. Подтверждение перехвата «секретной» депеши президент получил через несколько дней от американских криптологов, в свою очередь давно взломавших японские линии связи. Беседой с дипломатом, устроенной нарочно для японских ушей, Рузвельт не только давал понять правящим кругам Токио, что их страну скоро ждут большие неприятности, но и провоцировал их на рискованную враждебную акцию.

Действительно, США в течение нескольких лет готовились втянуть Японию в войну на несколько фронтов, дабы разгромить ее и превратить в колонию.

Статья Дона Мак-Лина «Тигры с непривычной раскраской» (альманах Soldier Of Fortune, № 2, 1989) больше способствует прояснению причин целого ряда поворотных моментов Второй Мировой войны, чем сотни монографий маститых профессоров истории. Повествуя об американской Авиационной Добровольческой Группе «Летающие Тигры», действовавшей против японцев в составе вооруженных сил китайского президента Чан Кайши в 1941-1942 гг., Мак-Лин впервые вводит в научный оборот несколько важнейших архивных документов, ознакомление с которыми приводит к однозначному выводу: атакуя ранним утром 7 декабря 1941 г. гавайскую бухту Перл-Харбор, японцы защищались от коварной, ничем не спровоцированной, уже готовой агрессии со стороны США; с Японии таким образом объективно снимается вина за трагедию — прежде всего по стандартам международного законодательства, существовавшего с Гаагской Конференции 1899 г. вплоть до того времени, когда «Свободный Запад» и международный коммунизм навязали человечеству право силы вместо силы права.

Мак-Лин публикует Меморандум начальника Оперотдела ВМФ США от 17 января 1940 г. и ряд секретных документов за 1940-1941 гг., подписанных командующим Тихоокеанским Флотом адмиралом Томасом  С. Хартом: бумаги четко свидетельствуют — Рузвельт давно планировал развернуть беспощадную воздушную войну против Японии, зная, что «один из величайших страхов ее жителей состоит в трепете перед авиаударами по основной территории страны».

Данное военное преступление готовилось с типично американским лицемерием, подчеркивает в рецензии на работу Мак-Лина д-р Ревило Оливер. Вначале по личному составу авичастей Армии, ВМС и Корпуса Морской Пехоты объявили о наборе волонтеров (фактически — наемников) для Китая (что явствует из Меморандума от 17 января 1940 г.). Желающие обращались в фирму «Интерконтинет Корпорэйшн», владелец которой, Уильям Паули, подписывал с ними контракт на службу в армии националистов Чан Кайши, действуя в качестве официального представителя Китайской Республики. Деньги на вербовку в контору Паули перечисляло непосредственно правительство США — в виде гарантированных вкладов, якобы сделанных частными банками для обеспечения секретного займа (в астрономическую по тем временам сумму 100 миллионов долларов), выданного министром финансов Генри Моргентау правительству Китая. Таким образом, по замыслу заокеанского руководства, японцы, даже узнай они о наборе американских наемников для армии враждебного режима, не смогли бы доказать, что Белый Дом нарушает принцип нейтралитета; связанная же соблюдением данного принципа в своих отношениях с США Япония пребывала бы в вынужденном бездействии до тех пор, пока американские летчики в американских самолетах не стали бы наносить бомбовые удары по ее городам и поселкам, провоцируя Токио на ввязывание в открытую войну с Вашингтоном.

Другой документ, «Совместный Доклад Командования Армии и ВМФ США № 355, серия 691, от 23 июля 1941 г.» содержит, среди прочего, приказ, отданный 15 апреля 1941 г. Ф.Д.Рузвельтом в качестве верховного главнокомандующего, поощрявший военнослужащих всех рангов брать «временные отпуска» и наниматься в армию Чан Кайши — с гарантией, что по возвращении из Китая они получат все накопившиеся льготы и повышения по службе. В приложенном письме президент сообщал, что главной целью полностью укомплектованных американским персоналом китайских эскадрилий должна стать «индустриальная база Японии» — дабы не только нанести сокрушительный удар по снабжению войск Микадо, но и добиться коллапса японской экономической системы в целом. Рузвельт настоятельно рекомендовал снаряжать самолеты именно зажигательными бомбами, чтобы вызвать максимально возможное число смертоносных пожаров в густозаселенных и застроенных легковоспламеняющимися постройками японских городах; как видите, садизм — «хобби» не только психически ненормальных уродов, но вполне респектабельных государственных мужей. В целях секретности президент предполагал послать бомбы и самолеты кружным путем — сначала в Британию (что само по себе оказывалось нелегальным, так как шло вразрез с официальным нейтралитетом США), а потом — в Китай. 200 истребителей и 100 бомбардировщиков должны были начать предварительные операции в сентябре 1941 г., а в декабре полностью укомплектованные полутысячей американских самолетов псевдо-китайские ВВС приступали бы к основной стадии уничтожения Японии.

Лишь огромная сложность в переброске вооружения в обход и задержки со стороны британцев, наобещавших сперва свое полное содействие, а потом всячески тянувших волынку, сорвали американцам «график работ», что позволило японцам выкроить время для нанесения превентивного удара по Гавайям.

Только небольшая часть американских авиаторов прибыла на секретную базу командира «Летающих Тигров» генерала Клэра Ченно 21 ноября 1941 г., остальных следовало перебросить к 11 декабря. Новенькие же бомбардировщики фирмы «Локхид» полностью были готовы к отправке в Китай как раз в трагический для ТОФ США день 7 декабря.

Вопрос, однако, в том, знали ли японцы наверняка о плане наглого нападения на их страну, столь откровенно изложенном в Меморандуме от 23 июля 1941 г.? Весомых аргументов для однозначно положительного ответа не имеется; можно, впрочем, предположить, что японская верхушка как минимум в общих чертах была проинформирована о готовящейся агрессии. Так, несмотря на то, что японские спецслужбы за всю войну не смогли взломать какие-либо американские шифры (за исключением нескольких чисто оперативных кодов ВВС США), они, тем не менее, с легкостью расшифровывали коды китайского противника (и гоминьдановцев Чан Кайши, и коммунистов Мао Цзэдуна). Поэтому вероятно, что японцы прочитали-таки некие донесения китайских офицеров о приготовлениях к прибытию значительного американского пополнения. Но тут — новый вопрос: прилагала ли японская разведка сколько-нибудь значительные усилия для перехвата данных сообщений и раскрытия судьбоносной для их державы тайны? Иными словами — не подстрекал ли Рузвельт совершенно неподготовленную к войне с США Японию к отчаянной, очертя голову атаке? Японцы при любом раскладе оказывались в проигрышном положении. Если бы сотни американских бомбардировщиков и истребителей начали свои убийственные рейды на японские города, то естественно, что многие машины были б сбиты, а их экипажи попали бы в плен или на тот свет? Получив столь весомые доказательства враждебных действий регулярной американской воинской части, Япония просто обязана была начать войну против агрессора — неважно, соблюдая дипломатические формальности или же нет. Рузвельт таким образом (используя преднамеренную утечку информации через португальцев и японцев!) получал бы столь чаемую им войну — не только с Хирохито, но и с его верным союзником Гитлером, который до того не поддавался ни на какие провокации США, вроде их необъявленной морской войны против немецких судов и граждан (естественно, в нарушении нейтралитета).

Говоря конкретно, Белый Дом подталкивал Японию к атаке именно на юго-востоке (против США), а не на западе (против СССР, на сибирском направлении).

Считается, что Рихард Зорге чуть ли не спас Советский Союз от поражения в битве под Москвой, передав 15 октября 1941 г. свое знаменитое донесение: «Вероятно, 6 декабря на рассвете отряд японских авианосцев атакует флот США в Перл-Харборе». Полагается, что именно данная шифрограмма позволила Сталину перебросить стоявших на страже сибирских рубежей 2 миллиона солдат к столице и начать триумфальное контрнаступление. На самом деле Зорге еще 4 октября послал первый свой рапорт, извещая, что Япония решила не нападать на СССР; первые же «сибирские» части вступили в бой с немцами 5 октября, и 10 октября Г. К. Жуков сообщает о начальных успехах «сибиряков». Если принять во внимание невозможность столь быстрой транспортировки войск с Дальнего Востока к Москве, то Сталин был проинформирован о снятии японской угрозы задолго до донесений Зорге — как минимум, в середине сентября; более того, ни один государственный руководитель, тем паче с менталитетом кремлевского хозяина, не стал бы оголять тысячи километров границ лишь на основе никем не подтвержденного донесения одного из множества шпионов, не зная наверняка, не перевербован ли он уже противником. Мак-Лин полагает, что советский диктатор получил ценнейшую информацию от неизмеримо более надежного источника, нежели Зорге, а именно: от самого Рузвельта, действовавшего через своего ближайшего советника (а заодно — агента НКВД) Лохлина Курье; любопытно, что именно Курье в качестве доверенного лица президента присутствовал при выработке и подписании военным руководством Меморандума от 23 июля 1941 г..

Проигнорируй Япония провокации Рузвельта и напади она на СССР до переброски «сибирской армии» к Москве, а не на выставленные в качестве приманок устаревшие корабли ТОФ США и их беззащитный персонал, исход Второй Мировой войны — а значит, истории человечества — возможно, оказался бы иным.

Итак — оберёг ли глава Белого Дома своим жестоким коварством Москву от немецкой оккупации, оставляем судить читателю.

Александр Мезенцев

Языки

Рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку!